Меню
Категории
Ваши истории
Подлинные истории из жизни инвалидов. Эти истории будут рассказами от первого лица или рассказами близких лиц.
Сила духа, сила воли
Истории о людях, которые смогли переступить через свою боль и начали ЖИТЬ, своим примером говоря остальным, что Жить стоит, даже когда очень больно!
Жизнь можно изменить
Мы слишком мало делаем для того, чтобы жить лучше. Порой даже не верим в возможность того, что жизнь можно изменить, даже испытывая порой сильные боли и отчаяние.
Дети
Статьи о детях с инвалидностью.
После ампутации
Невидимые люди
Здесь говорим о добрых, отзывчивых людях, с которыми Вам довелось пересечься в жизни. ЖАЛОБЫ - НЕ ПИШУТСЯ!
Инвалидность
Ваши письма: Наболело!
Наша кнопка



Статистика
Сайт для людей с инвалидностью    Биграфии - навигация

Ваши истории

» Волонтер Женя Жаворонкова: зачем мне нужна благотворительность

12.11.2013

Волонтер Женя Жаворонкова: зачем мне нужна благотворительность

Волонтер Женя Жаворонкова

   Здравствуйте уважаемые читатели портала Inva-Life.ru. Как складывается жизнь человека с ДЦП? Это во многом зависит от того, в какой среде прошло его детство, в семье, или в детском доме. Если у ребенка, страдающего ДЦП, есть семья и любящие родители, они сделают все возможное и невозможное, чтобы поставить его на ноги, добиться, чтобы он мог самостоятельно себя обслуживать, получать образование, работать и адаптироваться к жизни. Если же такой ребенок окажется в детдоме, велика вероятность, что со временем он может превратиться в «растение».

   Больному ребенку требуется намного больше ухода, заботы и внимания, чем здоровому, а воспитатели, работающие в детдомах за мизерную зарплату, не горят желанием возиться с ребенком – инвалидом. Поэтому, даже если у такого ребенка есть неплохие перспективы развития, но при этом им никто не занимается, он может не научиться даже элементарным вещам.

   Мне очень повезло. Судьба отняла у меня способность нормально ходить, но подарила мне прекрасных родителей, которые долго и упорно лечили меня, возили по больницам, процедурам. Мама занималась со мной развитием речи, учила читать, писать. Со временем я научилась ходить, но ходила плохо. Тем не менее, я смогла окончить обычную общеобразовательную школу и поступить в институт. 
   
   В школу я ходила сама, училась хорошо, получила аттестат без троек. Затем поступила в институт для инвалидов, в котором было общежитие для студентов, живущих в Москве, но имеющих трудности в передвижении. На тот момент я не могла самостоятельно пользоваться общественным транспортом, поэтому 5 дней жила в общежитии, а по выходным папа забирал меня домой на машине. В институте я училась на факультете иностранных языков, изучала английский и немецкий языки. В школе английский язык был моим самым любимым предметом, и еще я занималась им дополнительно. 
   
   На тот момент я хотела стать переводчиком, поэтому и поступила в институт на специальность «перевод и переводоведение». Однако уже на третьем курсе я поняла, что переводчиком быть не хочу. Мне не нравилось часами сидеть над текстом и думать, какой вариант перевода является наиболее подходящим для данного контекста. Мне нравилось использовать свои варианты перевода, пусть иногда они были слишком далеки от исходного текста. Однажды мой одногруппник даже пошутил: «Жене надо не переводом заниматься, а сочинительством, вон как она варианты придумывает».

   Иногда я писала стихи, но никогда не претендовала на то, чтобы быть поэтом, не говорила себе: «Я должна написать 1000 стихов, и все они должны быть опубликованы».

   Когда я училась в школе, у меня не было никаких других интересов, кроме учебы. При этом, как ни странно, отличницей я не была. У меня были и пятерки, и четверки, и тройки. Я никогда не стремилась быть «лучшей ученицей в классе», окончить школу с золотой медалью. Тем не менее, я всегда боялась получить плохую оценку, боялась пропустить уроки, не хотела ездить в санатории на лечение. Я боялась, что если я 3 недели пробуду в санатории, то потом отстану от программы, меня будут считать отстающей, глупой. 
   
   Мне всегда было страшно, что меня спросят о чем-нибудь, а я не смогу ответить, и меня опять сочтут глупой или, хуже того, спишут мое незнание предмета на болезнь. Ведь я училась в обычной школе со здоровыми детьми, будучи инвалидом. А это очень и очень тяжело, потому что ты все время сравниваешь себя с другими, и, как правило, не в свою пользу. Таким образом, учеба была для меня всем, чуть ли не смыслом жизни. Возможно, мне хотелось кому-то что-то доказать, не знаю.

   В институте ситуация с учебой повторилась. У меня была возможность заниматься спортом (у нас было несколько спортивных секций, в том числе, и фехтование на колясках), творчеством (было хоровое отделение и театральная студия «Дети Мельпомены»), но я снова поставила учебу во главу угла. Я думала: «Если я займусь фехтованием, я не буду успевать делать домашние задания, ведь тренировки заканчиваются поздно, и т.д.». 
   
   В итоге, я все свободное от лекций время проводила за учебниками и домашними заданиями. Сейчас я часто ловлю себя на мысли, что если бы я тогда занималась спортом, это принесло бы мне больше пользы, пусть у меня были бы тройки в дипломе, но мое физическое состояние улучшилось, и я бы ходила лучше. 

   А тогда учеба была для меня главным приоритетом. У меня были хорошие оценки в зачетке, но физическое состояние оставляло желать лучшего. От долгого сидения за учебниками появилось огромное напряжение в спине, что негативно влияло на мою ходьбу в целом, у меня были слабые мышцы. И я никак не пыталась исправить это положение дел. Я была, в каком-то смысле «в плену» у своей учебы. Когда мне предлагали поехать на спортивную тренировку или на какое-то мероприятие, я чаще всего отказывалась: «У меня же завтра 2 пары по фонетике». Если мне и хотелось чем-то заняться, я всегда говорила: «После института».

   И вот после института я решила изменить свою жизнь, найти увлечения, друзей, заняться своим здоровьем. Сначала я записалась на занятия бальными танцами в центре социокультурной анимации «Одухотворение». Когда обнаружила, что не могу не то, что делать танцевальные шаги, а даже стоять без поддержки, записалась в Центр Социального Обслуживания у себя в районе, чтобы ходить туда на физкультуру. 
   
   Два раза в неделю я занималась бальными танцами и 3 раза в неделю - на тренажерах. Через некоторое время я заметила, что мне стало легче ходить, окрепли мышцы, исчезло напряжение в спине. В танцах особых успехов не было, но я понимала, что, когда занимаешься всего 2 месяца, об успехах и говорить нечего. 

   Поначалу танцевальные движения не получались. У меня неоднократно возникала мысль «бросить все и уйти». Но я продолжала ездить на танцы, несмотря ни на что. Даже зимой, когда на улице был снег и гололед, я все равно старалась приезжать. И вот, что удивительно: когда я шла по льду, я не падала. Раньше зимой я практически не выходила из дома, потому что боялась, что на улице скользко, и я упаду. А тут я почти всю зиму спокойно ездила на танцы, без падений и происшествий. Я думаю, что в данном случае сказывался положительный эффект от занятий танцами и гимнастикой.

   На занятиях мы разучивали движения под руководством педагогов и волонтеров. Они подробно объясняли, как делать тот или иной шаг, вставали в пару и танцевали с теми, кто не мог уверенно стоять на ногах. 

   Я подружилась с некоторыми волонтерами, но себя в роли волонтера не представляла. При слове «волонтер» в моем сознании возникал образ бесконечно доброй девушки или юноши, которые ездят по всем детским домам Москвы с пакетами, набитыми игрушками и сладостями. 

   Добрым человеком я никогда не была. Я не мечтала полюбить всех людей на свете, всем помочь и всех спасти. Но когда мне на глаза попадалась статья из рубрики «Отдел добрых дел» в «Комсомольской Правде» или рубрики «Соломинка» в «Московском Комсомольце», мне было очень жаль детей, больных муковисцидозом, лейкозом  и другими тяжелыми заболеваниями, которым требовались дорогостоящие операции и лекарства. Тогда я просила Бога: «Господи, дай мне, пожалуйста, возможность, помогать другим».

   И, благодаря занятиям в Центре «Одухотворение», у меня появилась такая возможность. Помимо обычных тренировок, в Центре проводились танцевальные мастер-классы для молодых инвалидов и волонтеров, праздничные концерты и другие мероприятия, о которых нужно было писать, и размещать новости на сайте Центра. Волонтер Ира Крылова, с которой мы к тому времени крепко подружились, предложила мне написать пост-релиз о новогоднем концерте, который проходил в «Одухотворении» 23 декабря 2012 года. 
   
   Я попробовала, и у меня получилось. Затем я стала писать репортажи о занятиях Школы инклюзивного бального танца, открывшейся в Центре в январе 2013 года. Так началась моя волонтерская деятельность.

   Весной 2013 года директор Центра Леонид Тарасов объявил о проведении масштабного мероприятия – Международного Благотворительного Танцевального Фестиваля "Inclusive Dance”, дающего людям с инвалидностью и волонтерам возможность объединиться, проявить себя, поверить в свои силы, познакомиться с людьми из других стран, которые тоже занимаются бальными танцами. Данный проект включает в себя широкий круг задач, для решения которых  был сформирован оргкомитет фестиваля. 
   
   Членами оргкомитета стали волонтеры Центра и другие неравнодушные люди, представители самых разных профессий: журналисты, фотографы, дизайнеры, переводчики, координаторы медиапроектов. 

   Я также являюсь членом оргкомитета Фестиваля, провожу информационную работу о данном мероприятии, выполняю переводы документов по фестивалю и статей о мероприятиях, связанных с ним, веду англоязычную страницу Фестиваля на Фейсбуке, приглашаю к участию танцевальные коллективы.

   Вы спросите, а в чем заключается твоя помощь другим? Ты пишешь статьи, которые нигде не публикуются, ты выполняешь переводы, за которые тебе не платят…

   Не так давно меня попросили написать статью от первого лица, о том, как я пришла к общественной деятельности. В этой статье я рассказала, как начала танцевать, хотя передвигаюсь на костылях, как начала писать о мероприятиях, не имея журналистского образования, как стала членом оргкомитета Фестиваля. 
   
   Эту статью не опубликовали в «Московском Комсомольце» и других газетах, но ее разместили на официальном сайте Фестиваля. И кто знает, может быть, где-то в Москве живет такая же девчонка как я, которая тоже ходит на костылях, но мечтает танцевать. А все вокруг говорят ей: «Это невозможно. Ты не сможешь». 
   
   Может быть, в очередной раз, копаясь в интернете, она случайно наткнется на мою статью, прочитает ее и поймет, что даже на костылях и коляске можно танцевать и джайв, и румбу, и ча-ча-ча, придет в «Одухотворение», и вопреки всем трудностям станцует свой первый в жизни танец, и обретет радость жизни.

автор: Евгения Жаворонкова

Здоровья Вам и вашим близким!
До скорых встреч на страницах Inva-Life.ru


Категория: Ваши истории | Читали: 1201 | Добавил: Alla (12.11.2013)
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Случайные фразы
Не важно, какой у человека диагноз. Важно относится к нему с уважением, и дать возможность достойно жить. (Мария Цыбульская)
Случайное фото
Поиск
Форма входа
Логин:
Пароль:
Профиль
Привет: Гость

Сообщения:
Вы можете на сайте зарегистрироваться
или
войти
под своим логином



Календарь
«  Ноябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Как Вы оцениваете удобство пользования нашим сайтом?
Архив Результат
Всего ответов: 1581